Права человека

Руководителя Бердянского концлагеря Минюст «наказал» повышением по службе

«Тюремщики считали, что он намародёрил, и у него есть что забрать. К тому же он духовитый, со стержнем. Как человек с запасом мощности, не стал мириться с обычным беспределом на «77ой». И поэтому ему сломали судьбу… Ему, и его родным», — правозащитник Олег Цвилый (на ФОТО) напоминает нашумевшую историю 23-летнего ветерана АТО, которого изнасиловали в Бердянской колонии № 77. Это сделали помощники администрации по приказу тюремного начальства. Три года прошло, и никто не наказан.

О диком происшествии Цвилому рассказали медики. «Атошник» пришел в колонию героем-орденоносцем (за операцию по освобождению Мариуполя ему дали орден «За мужество»), а освободился человеком, который нуждается в психиатрической помощи.

«Главный мотив — ненависть. Я уверен, что начальство Бердянской колонии 77 — сепаратисты, которые ненавидят Украину, и всех ее защитников. Мысли не допускают, что на войну кто-то идет защищать Родину. А в этом случае добровольцами на фронт отправилась семья — два брата и отец. Парень выполнил приказ командира. И за это угодил в тюрьму», — рассуждает Олег Цвилый.

Александр служил в роте разведки, задержал любителя «русского мира». И загремел по статье «Незаконное лишение свободы». Ему дали три года лишения свободы и отправили в «Топоры» — так называют исправительное учреждение в Бердянске.

Колония № 77 имеет минимальный уровень безопасности и предназначена для тех, кто совершил преступление в первый раз (чаще всего – нетяжкое). Но «перевоспитывают» в «Топорах» путем стирания личности. Вместо здравствуйте «новобранцев» с порога начинают избивать, и называют эту экзекуцию «обрядом посвящения».

Полномочия следить за порядком администрация делегирует «активистам» из числа заключенных. Александра они третировали толпой. Ветеран попытался наложить на себя руки, и угодил на больничную койку. Рассказал фельдшеру, что пытками у него вымогают деньги, но сдаваться он не хочет, в ответ на предложение позвонить маме называет себя сиротой. Поглумились над парнем в санчасти — пока находился в бессознательном состоянии (был под препаратами). Медперсонал узнал о случившемся утром. Все были шокированы, но успокаивали совесть: «Это тюрьма, тут такие законы». После этого парень еще не раз пытался уйти из жизни. А его семья прошла еще не один круг ада, в надежде привлечь виновных к ответственности.

Изнасилования в БИК 77 случались и раньше. Но именно этот случай замять не удалось. Когда о ЧП написали журналисты, родственники других заключенных осмелились заявить, что тоже получали звонки из колонии от зэков-вымогателей: «Купи сыну жизнь без боли, переведи деньги на карточку».

Поначалу ГБР и Генпрокуратура рьяно взялись за дело. Расследование проводилось по четырем статьям. Кроме Александра, обнаружились еще 8 потерпевших. Но комплексная проверка ГПУ завершилась ничем, а ГБР потихоньку прекратило производство.

В конце 2020 г. Комитет по предупреждению пыток Совета Европы в своем отчете по результатам визита в Бердянскую колонию, а так же – в колонии № 25 и № 100 Харькова заявил о шокирующих результатах. «Топорам» уделили особое внимание. В отчете говорится, что наблюдатели обнаружили в Бердянске «атмосферу террора». Ни в одном учреждении за тридцать лет поездок в 47 стран-членов Совета Европы мониторы не встречали таких запуганных арестантов, которые отказывались от общения. Опасаясь репрессий, выкрикивали погромче – чтобы слышали тюремщики: «У нас все хорошо!». «Последствия пыток, которые применялись к заключенным, катастрофические, как для жертв пыток, так и для их родственников. Зафиксированы страх и закрытость. Тем не менее, Комитету удалось собрать свидетельства пыток, которые персонал устраивает всем без исключения руками других заключенных»: http://khpg.org/1608132940

Комитет рекомендовал украинской власти провести немедленное и всестороннее расследование. В Минюсте Украины отреагировали на призыв своеобразно: в январе 2021 начальника колонии Максима Чукина отправили на повышение. И сейчас он работает в столице – стал зам. начальника управления-начальником отдела охраны и кинологии Департамента. А его бывший зам и правая рука Максим Коротич, которого осужденные как раз и называют куратором палачей, возвысился до начальника «Топоров».

На сегодня по Бердянской 77-ой существует 11 уголовных производств, но вот единственный результат разбирательств: из колонии изгнали шестерых работников медицины, которые подтверждали факты пыток. Один из них третий год пытается отстаивать свои права в Бердянском суде.

Рэкет в тюрьмах, по словам бывших осужденных — норма. Обычно родственники делают перечисления на карточки даже не самих «козлов», а их родственников. Львиную долю добычи получает тюремное руководство. И речь не о копейках — чтобы помочь сыновьям, перепуганные матери, бывает, берут кредиты, и квартиры продают…

Этим может объяснить богатства Максима Чукина. Его декларации за 2020 г. пока в открытом доступе нет, но зарплату за 2019 они с женой, работницей той ж колонии, похоже, не тратили вовсе. Ведь задекларированные сбережения Чукиных превосходят легальный годовой доход: https://declarations.com.ua/declaration/nacp_49606209-df8b-43cd-97d4-51d1b19e55e9 За последние три года Чукин приобрел три квартиры и один дом. В прошлом его привлекали за коррупционное деяние, но бывший руководитель уголовно-исполнительной службы Александр Крикушенко покровительствовал одиозному тюремщику. Не дает в обиду Чукина и министр Денис Малюська – говорит, презумпция невиновности на стороне подчиненного.

Правозащитники считают, что изнасилования в украинских колониях происходят чаще по «заказу» тюремщиков. Угроза изнасилования – форма террора. Если в «черных» колониях — тех, где командуют воры — арестантов «опускают» за проступки (невозвращение долга, стукачество, или педофильскую статью)… То в «красных» — милицейских — насилуют в порядке подавления «строптивых». Многие из тех, кого «опустили», потом лишают себя жизни, но помалкивают о том, что случилось.

«Чтобы загнать в касту опущенных, заключенного не обязательно насиловать. Даже если это произошло по приказу тюремного начальства, другие арестанты будут сочувствовать и относиться с пониманием (к такому пострадавшему), но уже чай пить с ним не сядут. Администрация об этом знает, и этим пользуется. Они создают «красные» лагеря, где якобы все по закону, но почему же и там есть «петушатни»? И как объяснить, что человек приехал на вашу зону обычным человеком, а вышел «петухом»? Кто ему судьбу сломал?», — рассуждает Олег Цвилый

Сам Олег — бывший положенец (отвечающий за положение, имеющий право принимать решения – тот, кто является авторитетом для заключенных). Провел в местах лишения свободы около 15 лет. Но ему удалось не только изменить свою жизнь, но и влиять на жизни других — причем, законными способами. Олег тоже пережил пытки, и едва не умер в харьковской колонии № 100. Говорит, что, защищая себя, взялся не за оружие, а за ручку – и этим пошел против тюремных правил (начал правила менять).

Сейчас он — председатель ОО «Альянс украинского единства» и уверяет, что принудительное помещение в касту неприкасаемых по приказу администрации происходит в трех самых образцовых Харьковских колониях. Образцом они являются в представлении верхушки пенитенциарной службы, а заключенные боятся этих колоний, как огня, и называют их треугольником смерти.

«Не обязательно изнасилование. Достаточно контакта. Просто привязывают человека, подходит «петух», достает половой орган и говорит: «Я тебе сейчас повожу по лицу». Я боролся с террором администрации в «сотке» (Темновской исправительной колонии №100, Харьков) – резал вены, держал голодовку. Информация вышла за пределы учреждения. Приехал прокурор. А перед прокурором завели ко мне этого…, который предупредил: «Если ты что-то скажешь прокурору — тебе все». И я, естественно, прокурору не сказал ничего. Чтобы избежать худшего, подписал по их требованию извинения перед Сергеем Стареньким, который тогда возглавлял Управление исполнения наказаний (и был уволен после того, как из тюрьмы бежал подозреваемый в организации убийства экс-нардеп Александр Шепелев. Заставили мыть туалет в одиночной камере карцера, где я был один, и записывали этот процесс на видео. Хотя это не компромат. Наказывать заключенных, которые соглашаются в этом участвовать, бессмысленно. Они подневольные. Наказывать надо тех, кто отдает приказы. Вот недавно освободился из 77й колонии человек, и рассказывает: «Я оговаривал других, выдавал себя за другого — делал все, что заставляли». Есть те, кто открывает правду. Призываю делать это почаще. Рассказывать обо всем, что вас вынуждают делать под принуждением. Помогите остановить эту практику, если у вас есть совесть, и нет крови на руках. А я помогу найти понимание у других людей».

Помочь развитию сайта: монобанк 4441 1144 2982 7650

Сrime History UA

Comments are closed.